Творческий полёт

Андрей Ковылкин, режиcсёр и автор документальных проектов

Андрей Ковылкин - режиссёр и автор документальных проектов, призёр и участник кинофестивалей, расскажет о создании документального кино, даосизме и работе над документальными проектами на ТВ.

Часть 1 - Интервью для рассылки
Часть 2 - Интервью на радио


Вячеслав Перунов (В.П.): Что такое документальное кино?
Андрей Ковылкин (А.К.): Документальное кино - это непостановочное кино, история из реальной жизни, рассказанная с помощью камеры. Конечно, могут быть использованы и архивы, и графика.

 

В.П.: Чем Вас увлекает этот жанр?
А.К.: В документальном кино ты непосредственно переживаешь действительность, становишься свидетелем истории, учишься у самой жизни. Плюс, ты можешь снимать такое кино самостоятельно. Единственное, что нужно - это видеокамера и микрофон. Не нужно больших бюджетов, специальных навыков или знаний. Достаточно овладеть основами съёмки, чувствовать происходящее. Кстати, последний год я занимаюсь продюсированием творческого инкубатора «Мувибэнд», это, своего рода, курсы кино, на которых вместо того, чтобы учиться, студенты сразу начинают пробовать себя в деле. Это невероятно сложно, но, вместе с тем, и увлекательно. Как правило, из десяти человек – двое снимают хорошие работы, остальные - получают опыт. Вот сейчас одна из работ нашего слушателя Евгения Белова «Разрезая стены», с успехом путешествует по фестивалям.

 

В.П.: Могли бы Вы немного подробнее рассказать о сути проекта?
А.К.: Помню, на одном из фестивалей, в журнале, я прочёл интервью с каким-то французским режиссёром, сейчас уже не вспомню его имени. Так вот, он говорил о том, что киношколы портят студентов. Для того, чтобы объяснить суть режиссуры необходимо 20 минут, остальное - практика. На этом мы и держимся. Объясняем азбуку кино и отправляем студентов снимать свои работы, а обратную связь они получают уже от состоявшихся режиссёров. Также в процессе обучения мы проводим воркшопы с известными российскими режиссёрами и операторами.

 

В.П.: Неужели так просто можно прийти и снять свой фильм, попасть на фестиваль.
А.К.: В этом-то вся и штука, что нет. Но мы предоставляем людям среду и площадку для реализации своих идей. Как я говорил, только двое из десяти человек, в лучшем случае, сделают свой фильм, который удостоится внимания критиков и зрителей. Может быть, только и один человек. Но суть в том, что очень много людей сегодня занимаются самообразованием, имеют большую “насмотренность”, понимают, что они хотят и готовы сделать свой первый шаг. Наш проект именно для них.


В.П.: Какую роль играет документалистика в жизни людей?
А.К.: На этот вопрос каждый должен ответить для себя сам. Но, если говорить общими словами, то человек издревле рассказывал истории. Вначале был устный эпос. Сказители ходили по селениям и рассказывали истории о других городах, народах, об интересных судьбах. И это был своего рода опыт, через который можно было учиться, переноситься в другие пространства…  Документалистика, мне кажется, это примерно тоже самое, только традиция и жанр наложили свои ограничения на язык повествования.  

В.П.: Почему решили заниматься этим профессионально?
А.К.: Мой сокурсник в институте Мировой Литературы работал на первом канале в кинокомпании “Цивилизация” и делал проект “Искатели” с Андреем И. А я, как раз, много писал в то время и всё свободное время проводил в Музее Кино, который находился на Краснопресненской. Необходимо также было искать средства на жизнь. И вопрос поиска работы для меня стоял ребром… и я понял, что я могу писать истории для документальных проектов на ТВ.

В.П.: Вы помните свой первый документальный проект? Что была за тематика и почему Вы захотели снять эту историю?
А.К.: Я начал работать в известном документальном сериале “Гении и злодеи”. Этот цикл и сейчас, по-моему, идёт на канале “Культура”. Это не документальное кино в чистом виде, а скорее “Докудрама”, когда в элемент документальной хроникальной истории мы добавляем постановку. Честно, все истории, которые я предложил редакции - отклонили. И мне предложили выбрать из того, что уже было одобрено на первом канале. И, к счастью, это стал фильм о Поле Гогене. Сценарий я переписывал три раза. После первой версии мне сказали, что я бездарен. После второй, что есть шанс. А третью - уже приняли. И я благодарен редактору Ольге Балакиной, с которой я тогда работал - она дала мне шанс.

В.П.: Вы закончили институт мировой литературы. Где Вы получили “киношное” образование и как попали на ТВ?
А.К.: Киношного образования у меня нет. Я здесь сторонник сценариста Чарли Кауфмана, который написал “Адаптацию”, “Невероятное сияние чистого разума” и т.д. Он считает, что человек, воспитанный на определённой форме визуального повествования, т.е. в нашем случае - кино, изначально понимает законы его функционирования. Это, правда, относится только к сценаристике и, в какой-то мере, к режиссуре. Чтобы работать с камерой и монтировать, всё-таки необходимо обладать определёнными навыками. Монтажу я учился, к примеру, на телевидении, когда режиссёр, с которым я работал, уходил домой раньше, а меня оставлял завершать проект с режиссёром монтажа.

В.П.: Как знания  мировой литературы помогают Вам в профессии, обогащает Ваше творчество при написании сценариев, придумывании историй или по-другому?
А.К.: У меня есть друг, известный оператор, не буду называть здесь его имя. Так вот он, когда его спрашивают, какую книгу по операторскому мастерству он может посоветовать, говорит прочитайте “Сто лет одиночества” Маркеса. Я с ним полностью согласен. Ранее я сказал, что сценаристу и режиссеру не обязательно иметь специального образования. Но ему нужно обладать недюжим опытом общения с искусством, в моем случае, это была литература.

В.П.: Вы сделали документальный проект, уже работая на ТВ? Как происходит процесс “от и до”, в случае, если человек работает на ТВ и в случае, если не работает?
А.К.: На ТВ всё просто. Либо вы предлагаете свою идею, которая подходит под формат, либо Вам предлагают идею, а Вы решаете: стоит ли реализовывать её или нет. Если вы хотите снимать фильм самостоятельно, то всё зависит от Ваших амбиций. Нужно просто чётко понять, какой фильм вы хотите увидеть на экране и потом снять его. Но здесь, в первую очередь, нужно ответить себе на вопросы: А зачем мне его снимать? Почему мне интересна эта история?

В.П.: Вы осуществляете только свои амбиции в проектах или же это - заказные проекты в том числе?
А.К.: По большей части - это заказные проекты, которые интересны мне как автору и режиссёру.
 
В.П.: Вы ведь не только автор программ, но и сценарист, и режиссер, и оператор, и монтажёр . Что Вам лично ближе и почему?
А.К.: Сложный вопрос. Наверное, мне кино и интересно тем, что это синтез искусств. Здесь встречается и театр, и живопись, и литература. И режиссёр должен иметь представление обо всём этом. Поэтому, мне ближе режиссура.

В.П.: Может ли интересный проект “лечь на полку”? Почему такое может произойти?
А.К.: Да, конечно. Если мы говорим о телевидении, то у меня три или четыре фильма, которые легли на полку по формальным причинам. Продюсер с кем-то не договорился, не поделили права. Но почему конкретно это происходит, лучше спрашивать у продюсеров. Если же мы говорим об авторских проектах, то интересные истории всегда найдут своего зрителя через фестивали, коих сейчас огромное множество.

В.П.: Есть ли у Вас кумиры в сфере кино, кто это и почему?
А.К.: Я никогда не рассматривал кого-то из больших режиссёров или писателей, как кумиров. Это неправильно, с моей точки зрения. Другой вопрос, с кем бы мне было интересно пообщаться, чьи работы вызывают во мне отклик. Из документалистов это Вернер Херцог. У него, кстати, есть своя киношкола. Но занятия могут проходить в самых неожиданных местах. К примеру, в перерыве между рейсами. Или в кафе в обеденный перерыв…

В.П.: За несколько своих работ Вы были удостоены призов на престижных конкурсах. Что Вы чувствовали, когда у Вас рождались идеи и Вы осуществляли то, за что впоследствии были удостоены награды?
А.К.: Обычно, эйфорию испытываешь только в первые разы, когда впервые выходит фильм на ТВ или его показывают в кинотеатре. Позже, эйфория пропадает. Самое интересное для меня, и важное - это довести работу до конца… конечно, когда работа получает приз на фестивале - это приятно. Но сейчас для меня интересны фестивали первой величины. До них я пока не дошёл.

В.П.: Для создателей документалистики - какую возможность самовыражения даёт такая форма искусства?
А.К.: Профессионалы вообще не любят этого слово – самовыражение. Если вы хотите быть профессионалом, то хорошо бы сосредоточиться на ремесле, а творчество придёт следом. Это, по-моему, слова Петра Мамонова.

 

В.П.: Есть ли рамки в документальном кино: насколько автор имеет право приукрасить или сгустить краски с целью повысить выразительность темы и материала?
А.К.: Это очень интересный вопрос. Приукрасить, конечно, автор не имеет права. Но существует множество манипулятивных техник, с помощью которых автор, предлагая зрителю реальные события в опредёленной последовательности, может вложить в сообщение нужный ему смысл. Думаю, это понятно всем, кто хоть раз смотрел новости по телевизору.
С другой стороны, любое высказывание - это уже интерпретация действительности. И мы сталкиваемся уже с более сложным философским вопросом: где грань между намеренной манипуляцией и бессознательной? Понятно, что многие свято верят в свои идеи и думают, что это истина… и заставляют других людей следовать за собой… это, к примеру, манипуляция?

В.П.: Вы сторонник даосизма, признающего  существование первоисточника и хранителя всего в мире – Дао, что означает «путь» или  «истина». Таким образом, Дао – начало всех начал, «нерождённое, которое порождает все сущее». Даосизм учит, что жить в соответствии с Дао – это покорно следовать потоку жизни, не сопротивляясь ему.  Одна из основных доктрин Дао: Человек - скопление божественных сил. Но Даосизм – это не просто пассивное созерцание. Что это для Вас - в профессии и в жизни вообще?
А.К.: Дао для меня - это путь. Уже существуют миллионы трактовок этого понятия, но, как говорят мастера, вы никогда не сможете объяснить до конца, что оно означает. Это тоже самое, что грязью мыть грязную посуду. Наш ум несовершенен. Но я всё-таки попробую сказать, что значит Дао для меня. Это пребывание в настоящем и понимание всех противоречий, которые уживаются в чистоте переживания жизни. Именно поэтому искусство обладает такой мощной силой… потому, что оно всегда многомерное, сложное, неоднозначное и живое… художник должен быть точно таким же.

В.П.: Ваше напутствие всем, кто хочет и чувствует в себе потенциал создавать интересные, неординарные документальные проекты?
А.К.: Мой главный совет – это делайте то, что любите и делайте это так, как чувствуете. Самый лучший учитель - это результат. Можно сколько угодно читать книг, учиться… но, самый большой опыт вы получите, когда доведёте до конца свой дебютный проект.

 

Интервью для радио

 

 

На вопросы отвечал:
Андрей Ковылкин
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
https://www.facebook.com/kovylkin

 

Проект movieband.ru
https://www.facebook.com/groups/448669671957639

https://vimeo.com/144611967

 

Ссылки на некоторые проекты с участием Андрея Ковылкина:
Сериал "Великие открытия" - автор и редактор проекта
Сериал “Гении и злодеи” - один из авторов
Сериал “Тайна белого беглеца” - со-автор

 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание' LightRay ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека СмартАфиша
Go to top